Спустили сверху
Первая поликлиника давно уже не первая. Фото Антона Ермакова

Первая поликлиника давно уже не первая. Фото Антона Ермакова

Корреспондент РП выяснял, почему самое большое ортопедическое отделение Комсомольска-на-Амуре вот-вот прекратит свое существование

Ортопедическое отделение краевого бюджетного учреждения здравоохранения «Стоматологическая поликлиника № 1» уже давно, несмотря на гордый порядковый номер, является последним местом, куда готовы идти люди. Корреспондент «Русской планеты» выяснял, как живет самая большая в Комсомольске стоматология.

Работаем больше, получаем меньше

Стоматологическая помощь в городе начиналась в 1930-х годах с единственного врача. 1 апреля 1952 года в Комсомольске открылась первая стоматологическая поликлиника. Через два года она переехала из барака в просторные помещения нового дома, расположенного на тогда еще строящемся проспекте Ленина. В 1978 году поликлиника переехала в новое здание по улице Шиханова, а ортопедическое отделение осталось по прежнему адресу. Город рос, а отделение сокращалось. Если в советские годы протезированием зубов занимался коллектив из 42 человек, то сейчас осталось всего 10 сотрудников. Большинство из них отдали своему делу по 40 и более лет.

Коридоры отделения большей частью пусты. Работает всего один врач. Второй и последний — в отпуске. Очередь на бесплатное протезирование для льготников растянулась более чем на 3 года.

– Я работаю здесь с 1980-х. Коллектив был большой и дружный — 9 врачей и 23 зубных техника, — вспоминает в разговоре с корреспондентом РП зубной техник Валентина Пильщикова. — Практически все специалисты частных клиник прошли через нашу ортопедию, получив здесь знания и опыт. Примерно с 1998 года начался развал. Нас поставили в трудные условия: заработная плата существенно меньше, чем у частников. Здесь остались только пенсионеры. Молодые ушли зарабатывать деньги.

Екатерина Корсакова — стоматолог-ортопед высшей категории. На ней держится все отделение. Женщине 73 года. Более 30 лет она была заведующей ортопедическим отделением. Общаться с журналистами отказывается — для нее слишком тяжело все происходящее в клинике.

Пациентка, участница трудового фронта Лидия Федорова, прежде чем попасть к врачу, простояла в очереди полтора года. Но она ни на кого не обижается.

– Конечно, такая большая очередь — это плохо для тех, у кого неожиданно случилась беда с зубами. А если планировать лечение, то нормально, — говорит пенсионерка. — Я вставляла здесь раньше зубы у хорошего врача, но он уже умер.

Сотрудники отделения рассказывают, что их клиника просто не нужна городу. Чиновники на нее давно не обращают внимание.

– Самое обидное, что здесь есть все технические условия для работы — хорошее профессиональное оборудование, целая зуботехническая лаборатория. Но сейчас многое стали забирать другие стоматологические поликлиники Ленинского округа, так как руководство хочет нас закрыть. Говорят, что невыгодно содержать такое большое помещение, — говорит РП старшая медсестра Евгения Тазиева.

Зубной техник-литейщик Виктор Медведчиков работает в ортопедическом отделении с 1984 года. Сам он утверждает, что его труд почти не отличается от работы «больших» металлургов. Изготовление зубных протезов — сложный процесс. Начинается он с того, что вам в рот вставят слепочную массу, которая приятно пахнет жевательной резинкой. И после этого начнется сложное, ювелирное изготовление искусственных зубов.

– Мы еще пользуемся старыми советскими заготовками металла, которые даже лучше новых образцов, — рассказывает РП Виктор Медведчиков. — Ведь от качества сплава зависит, сколько времени прослужат протезы. В моей работе важен опыт — умение визуально определить степень готовности расплавленного металла. Универсальных рецептов здесь не бывает, надо доверять своему глазу.

Уходить Виктор никуда не хочет. Но, по его словам, клиника уже приговорена.

– Многие бы здесь работали, но людям надо как-то материально жить, — продолжает Евгения Тазиева. — У нас зубной техник получает 14% от сделанной работы, а у частников — 25%. Наши специалисты зачастую работают больше, а получают меньше. Руководство хочет перевести нас в помещение на ул. Шиханова, но это малореально. Врача пересадить просто, а техников-литейщиков сложно. Там нет условий для зуботехнической лаборатории. В частных фирмах техники толкутся в маленьких кабинетах. Лаборатории, сопоставимые с нашей, есть в трех крупных частных клиниках, они и обслуживают большинство горожан.

«Набили руку и ушли»

Что первая поликлиника долго не протянет, утверждает и ее главный врач Галина Кеняйкина.

– Основная наша проблема — кадры. Все меньше становится врачей-стоматологов с высшим образованием, в основном идут после медицинского колледжа, — рассказывает она корреспонденту РП. — Надо признать, что у ортопедического отделения в целом нет перспектив. Сотрудников мало, а помещение огромное — 554 м². А «коммуналку» мы вынуждены оплачивать сами. Сейчас есть предложение внедрить эффективные контракты, в которых прописывался бы и оклад, и объем работы, и стимулирующие выплаты. Возможно, это исправит ситуацию. Но пока что я поставила вопрос перед министерством о том, что мы хотим освободить помещение ортопедии и перевести отделение в поликлинику. Врачебный прием мы сможем вести здесь, а протезы будем заказывать, например, в лаборатории поликлиники № 2 на Дземгах. Помещение на проспекте Ленина, возможно, займет поликлиника № 3. Безусловно, жалко отдавать созданное своими руками, но как развивать при отсутствии кадров — непонятно. А ведь в свое время именно у нас «набили руку» первые специалисты в городе по металлокерамики. Получили опыт и ушли в частный бизнес.

Замначальника отдела межтерриториального взаимодействия Министерства здравоохранения Хабаровского края Роман Белоноженко уверяет, что делается все возможное для привлечения на работу молодых специалистов — даже предоставляется служебное жилье. Но в конкуренции с частным бизнесом государство все равно проигрывает.

– Частники находятся в более простых условиях — работают на меньших площадях, сами себе устанавливают тарифы, — говорит РП Роман Белоноженко. — Нам же тарифы «спускают сверху». То есть за одну и ту же работу наш сотрудник получит меньше. А все хотят работать в белом кабинете, с платежеспособным населением. Частник берет легкие случаи, нам же достаются сложные.

С какого «верха» спускаются тарифы на работу в бюджетных учреждениях, чиновник не пояснил. Впрочем, в коллективе поликлиники поговаривают, что на самом деле проблема в неспособности государственных руководителей эффективно управлять.

– У руководства нет прямой финансовой заинтересованности в процветании государственной ортопедии. Ведь у них самих зарплата совсем не такая, как у простых медиков. Если частник не справится с бизнесом, то в первую очередь разорится он сам. Чиновники же в всегда оказываются «в плюсе». Уверен, что хороший хозяин быстро бы навел здесь порядок, — предположил один из сотрудников клиники, попросивший не называть его фамилию.

Что будет дальше с ортопедическим отделением на проспекте Ленина — вопрос пока открытый. Как сказал Роман Белоноженко, «если вдруг появятся специалисты, то оно будет работать и дальше». Вот только на «вдруг» в бизнесе, хоть и государственном, рассчитывать не приходится.

Директор города Далее в рубрике Директор городаКорреспондент «РП» побеседовал с последним первым секретарем горкома КПСС Комсомольска-на-Амуре о перестройке, современной России и Украине Читайте в рубрике «Титульная страница» Двойной удар по ЕГЭПочему готовиться к экзаменам стало проще? Отвечают создатели успешного российского стартапа TwoStu Двойной удар по ЕГЭ

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Читайте самое важное в вашей ленте
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»