«Поздно мне уже жить нормально»
Уже вторую зиму с ноября по март на улице Сидоренко кормят бездомных. Фото Антона Ермакова

Уже вторую зиму с ноября по март на улице Сидоренко кормят бездомных. Фото Антона Ермакова

Корреспондент «РП» провел день с обитателями комсомольских улиц 

От тюрьмы и от сумы не зарекайся, говорят в России. У многих из городских бродяг, посиневших от обморожений и постоянного употребления «сивухи», в прошлом были семьи, работа, жилье. Теперь у них только свобода, с привкусом алкогольного суррогата.

От побоев до молитв

Каждый будний день, около трех часов, тянутся во двор на улице Сидоренко люди. Выглядят они так себе: затравленный взгляд, опухшие, давно не мытые лица, носы со следами переломов. Идут они в центр социального обслуживания населения, где уже вторую зиму с ноября по март кормят тех, кто оказался в трудной жизненной ситуации., Одеты многие из них, правда, достаточно неплохо — в дубленки и норковые шапки.

– Все что на мне — на помойке нашел, — объясняет мне молодой мужчина, представившийся Лехой.

Разговор, впрочем, не клеится: Леха, как и остальные, торопится поесть. Сотрудник центра уже раскладывает в одноразовую посуду макароны с тефтелями, наливает горячий чай, нарезает хлеб. Среди двух десятков едоков, несколько не совсем трезвые, но ведут они себя все спокойно и едят молча. Желаю приятного аппетита и захожу в центр, побеседовать с его сторудниками.

– В прошлом году за различной помощью к нам обратилось больше ста человек, — говорит специалист по социальной работе КГБУ «Комсомольский-на-Амуре центр социального обслуживания населения № 1» Нина Нартова. — Мы ведь не только кормим, но и оказываем самую разную помощь. В основном это касается восстановления паспорта, оформления других документов и содействия в трудоустройстве. Также оказываем психологическую, консультационную помощь, отправляем иногородних до их мест жительства. Ведь как порой бывает — приехал в город, на вокзале, в кафе подсели двое, и пьяного обокрали. Можем помочь одеждой, которую приносят к нам жители города.

Кому-то даже находят крышу над головой.

– Две недели я жил на квартире благотворительной организации, там нельзя пить и даже материться, — жалуется корреспонденту РП один из обитателей улиц по фамилии Чепурных. — Еще там целыми днями молятся, и выйти никуда нельзя. Долго я не выдержал и ушел.

– Тебе, наверное, лучше, когда тебя в подъездах избивают? — с упреком говорит социальный работник. Бездомный молчит, отводит глаза.

Бьют в основном подростки. Для бездомных это такая же неотъемлемая часть жизни, как и обмороженные ноги и руки. Одному из постоянных клиентов центра помощи даже проломили голову. Теперь он нуждается в имплантации железной пластины: на большом участке головы мозг прикрывает лишь кожа.

– Не помню, как это произошло, — рассказывает Денис, — пьяный был. Очнулся уже в больнице. Доктора сказали, что я чуть было не окочурился. На ноги меня поставили, а инвалидность пока не дали. Денег на железную «заплатку» у меня нет. Сейчас прохожу медицинскую комиссию, дадут инвалидность — поставят пластину за счет государства. Чувствую-то я себя нормально. Иногда только нервишки шалят, какая-то злость находит. Хожу в центр к психологу — помогает.

Средний возраст бездомных около 40 лет, хотя среди них можно встретить и 18-20-летних парней. Это бывшие воспитанники детских домов — окончили училище, из их общежития выселили, идти некуда. Они стоят в очереди на получение жилья. Под трехсотыми и четырехсотыми номерами.

– После «фазанки» (ПТУ. — Примеч.ред) выперли меня на улицу. Не имеешь права больше здесь жить, сказали, — делится воспоминаниями 20-летний Руслан. — Немного пожил у друзей. У меня случаются припадки из-за эпилепсии. Не каждый захочет жить с таким. Так и попал на улицу, а позже на «зону». Да, воровал. Вышел — опять улица. Но тут в центре помогли мне устроиться на овощебазу грузчиком. Начал работать, познакомился с девушкой. Сейчас живу у нее.

Подруга любит выпить. Руслан некоторое время назад тоже употреблял. Правда, сейчас он «в завязке», после курса лечения в наркодиспансере. Ему даже удалось скопить немного денег и начать ремонт в доме невесты.

Очень многие из бездомных оказались на улице по вине «черных» риелторов. 40-летний Александр пытался разменять оставшуюся в наследство от родителей двухкомнатную квартиру, но стал жертвой аферистов.

– Всю зиму в 2010 году я прожил на улице, ночуя в подвале дома по проспекту Первостроителей, — рассказывает Александр. — Было нас там — семь человек. Причем сами менты указали нам на этот подвал. Сказали, сидите здесь, а не шарахайтесь по улицам, только не подожгите ничего.

Живут бродяги, где кому повезет — в заброшенных домах частного сектора, в бывших строительных вагончиках, в разрушенных зданиях. Чаще — в подвалах, иногда и в колодцах.

– Подружка моя бывшая обварилась кипятком из горячей трубы в колодце, сильный ожог получила, — говорит Александр. — А вообще в подвале можно иногда помыться из трубы с горячей водой.

Алкоголь — главная проблема почти всех бомжей.

– Чем зарабатываете на хлеб со спиртом? — спрашиваю Александра.

– Металл ищем. Вся территория поделена, у каждого свои трассы. Зайдешь на чужую — можешь «отгрести». Так и скитаешься целый день: нашел — сдал. На одном месте будешь сидеть — никто тебе ничего не принесет.

– Пьешь? — задаю риторический вопрос.

– Захочу выпить — выпью. Но знаю и совсем непьющих коллег и даже некурящих. Зато другой товарищ напился и пошел зимой босиком, отморозил ноги.

Есть среди бомжей и люди, добившиеся в жизни определенных высот. Один из обедающих, по имени Виталий, рассказал, что он бывший военный командир в звании подполковника. Специалисты центра социального обслуживания подтвердили: действительно так, полковник. Правда, спившийся.

Верить не заставляем

Кроме центра социального обслуживания, в городе есть еще и реабилитационный центр общественной благотворительной организации «Твой выбор». Находится он в большой 4-комнатной «сталинке». Живут в ней 8 человек. Находиться здесь они могут столько, сколько захотят — никто не прогонит. Минимальный срок реабилитации — три недели. Но некоторые уходят раньше: те, кому тяжело жить по правилам центра.

Прохожу в одну из комнат. Немного мебели, кровати. Знакомлюсь с молодым человеком по имени Сергей и расспрашиваю его о том, как он сюда попал.

– А как сюда все попадают? Почти всегда одинаково, — говорит мой собеседник. — До определенного момента жизнь шла обычным порядком, потом появились трудности на работе, не платили месяцами зарплату. Стал пить, залез в большие долги. Запил еще сильней. В итоге потерял и семью, и квартиру. Через многое пришлось пройти, прежде чем осознал себя и свои проблемы.

– А здесь как живете?

– У нас не только не пьют, но и не курят и не сквернословят. Бесцельно отсюда мы не выходим. Новичков отпускают на улицу только в сопровождении старшего. Утром и вечером проводим обязательные собрания, на которых обсуждаем Библию.

Руководитель центра реабилитации сам когда-то был «деклассированным элементом». И смог изменить свою жизнь благодаря такой же организации.

– У меня тоже не было дома, много пил. В центре уже пятый год, — рассказывает «директор» «Выбора» Олег. В Комсомольск приехал из Красноярска. У нас такой принцип реабилитации — мы не держим людей в своих городах. Не будет никакого толку, если останется прежний круг собутыльников. Но насильно никого никуда отправить мы не можем. И никому из нуждающихся не отказываем в приюте.

К религии, по словам Олега, никого также не принуждают.

– Люди сами приходят к Богу. Только чаще всего это происходит, когда человек уже дошел до края. Очередным невеселым похмельным утром осознаются проблемы. Тогда и приходят к нам. У многих здесь не осталось родни, семьей для них становится центр. У меня тоже нет родственников, и смыслом жизни стала помощь людям.

48-летний Иван Конюхов, теперь уже бывший бомж, несколько лет назад потерял в пожаре свой дом, получил серьезную травму ноги и с трудом передвигался.

– Я не понимаю, как он тогда смог вообще до нас дойти, — говорит Нина Нартова. — Помогли ему вначале с паспортом, а потом с оформлением пенсии по инвалидности. Первое время жил при благотворительной организации. Сейчас он снимает жилье, не пьет, обратился в центр занятости населения. Группа инвалидности позволяет ему работать. Человек возвращается к жизни. Благодарен и нам за помощь. Но помочь можно только тем, кто сам этого хочет, кто готов побороться за нормальную жизнь.

В этом то и есть главная проблема бездомных — бороться неохота. Когда я выходил за ворота центра социального обслуживания, в голове все еще звучали слова Лехи: «Мне 42 года, жены нет, детей нет. Какие перспективы? Поздно мне уже».

Ни почитать, ни помыться Далее в рубрике Ни почитать, ни помыться«Русская планета» узнавала, почему муниципалитет Комсомольска-на-Амуре избавляется от социально важных городских объектов   Читайте в рубрике «Титульная страница» Как выиграть призы на Alfa Future PeopleГлавной сенсацией фестиваля, который пройдёт с 10 по 12 августа в Нижнем Новгороде, станет анонсированное получение ценных подарков от партнёров Как выиграть призы на Alfa Future People

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
80 000 подписчиков уже с нами!
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в дискуссиях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»